Электрожурнал толстый литературный "Запрещено для детей" 

 >> Allowed 18+ magazine << 

Поиск

Здд3. БиХ.


Вновь рады приветствовать вас, прекрасные читатели раздела «Благодать и Хуйня»!

Нет, конечно же, не прекрасные, да и не особенно-то рады – но куда покатится мир, если не соблюдать луженых приличий и точеных формулировок? Впрочем, пустота с ними, к кратким новостям:

Во-первых: в предыдущем номере журнала «Запрещено для детей» наша рубрика – пробный мяч, вышла в формате «без хуйни». То есть те, кто искал среди прочих слабое, а возможно и графоманское стихотворение - делал это зря. Его там не было. Да, так тоже бывает.

Но не в этот раз! Сегодняшняя подборка на самом деле такое содержит, так что разминайте мозги крутым раздумьем – о каком тексте идет речь. А в следующем номере… нет, не узнаете правильного ответа. Такова уж традиция рубрики. Ищите его сами, и можете присылать угадайки в редакционную почту. Почтовыми голубями и собаками. Почему бы нет?

Во-вторых: рубрика выросла до положенного размера. Теперь в ней не 6 (5Б+1Х), а 11 текстов (10Б+1Х). Есть что почитать и над чем подумать. Благо, сезон омерзительно долгих вечеров и моды на паскудно-интеллектуальное времяпровождение в разгаре.

Тексты отбираются и публикуются без всякого согласия со стороны авторов. Претензии и обвинения редакции в мудачестве принимаются и не рассматриваются в установленном порядке.


Дмитрий Коломенский

***

Мой друг говорит, что у нового Данта Бесцветная внешность, замашки педанта, Потрескавшиеся очки, Что он по палате чего-то там ради Все чертит и чертит круги, а в тетради Все чертит и чертит кружки.

Мой друг утверждает, что новый Петрарка Сидит на заплеванной лавке у парка, Под серым от пыли кустом, Глазеет на женщин, страдает в завязке И век свой проводит бездарно и вязко, Торгуя лавровым листом.

Мой друг говорит: «Беатриче с Лаурой Остались по-прежнему дурой и дурой…» – И тут мой свихнувшийся друг Заходится воплем, как вошь на прожарке, И кружку желает метнуть в санитарку, Но не выпускает из рук.

Мой друг прожигает подушку слезами, Он видит: распахиваются сезамы, Жутье пропуская вовне, Кричат петухи на развалинах рая… И мозг его съеживается, сгорая В сухом и бесплодном огне.

Дана Курская

***

Известно, что современные поэты, А также поэты, жившие в стародавние времена, – Это люди с грязными желаниями, Потными ладонями, Половыми истомами И извращённой психикой. В их головах ворочаются На разгорячённых мозговых простынях Мысли об оргиях и единичных совокуплениях. А вовсе не ромашки восходят, И не дама с собачкой прогуливается. А если уж и прогуливается, то такие её прогулки Можно легко найти в видеозаписях Контакта, Набрав «сживотнымипопринуждению». И это всё – правда. Всё так и бывает с пишущими стихи. Например, один мой знакомый поэт – Назовём его П. – Однажды заказал себе по телефону Негритянку-индивидуалку. Долго выбирал по каталогу, Попивая чай с сушёной малиной – Мама прислала из Сызрани от простуды. И вот она приехала, и он слегка стушевался. Начал неловко прохаживаться по коридору, Пошло хихикать и мерзенько улыбаться, А в кухне нестерпимо фонило малиной. И негритянка спросила, мол, чем это пахнет… …и вот прошло уже полтора часа из оплаченных двух, А он всё рассказывал и рассказывал – Как на сызранских лугах на рассвете цветёт земляника, как на сызранских берегах по ночам песок под ногами трепещет, как на сызранском небе звёзды похожи на бисер… …негритянка прослезилась, подмела ему пол и уехала. Или вот например другой мой знакомый поэт – Назовём его Ж. – Пошёл на свой день рожденья в бордель с друганами И они как-то все сразу разошлись по диванам, А он разговорился в предбаннике с толстой хозяйкой. И она его, подбоченясь, спросила, Мол, уж не бизнесмен ли Вы, молодой человек, А он ответил, что нет, он поэт. …и вот прошло уже сорок минут из оплаченных сорока, А он всё рыдал на толстом плече, Иногда лишь отвлекаясь на то, Чтобы налить себе и хозяйке по рюмке настойки И, делая смачный глоток этой гадости, рассказать – Как по ночам сводит живот От желания поймать строчку, Как по утрам читаешь в журнале «Новый мир» Не о себе. Как по вечерам пьёшь один в чебуречной Пока не приходят такие же С семинара Арутюнова в Литинституте (чебуречная на Тверской – очень удобно). И хозяйка впечатлилась и с тех пор Приходила иногда на литературные вечера И даже на один вечер Веденяпина. А ещё одна поэтесса – Назовём её я – После очередной ссоры с мужем Решила отдаться дальнобойщику И натянула чулки, и накрасила обкусанные губехи, И встала, как дура, на трассе. И к ней два раза подъезжала маршрутка номер двенадцать И один раз автобус Люберцы-Выхино, Но она от них отворачивалась И неловко покачивалась на каблуках. И вот, наконец, затормозила грязная фура, И оттуда высунулся хохол-дальнойбойщик И так подмигнул ей, что сразу стало всё ясно. И вот она к нему села с надменным видом И, стараясь, чтоб голос не дрожал, обратилась, Мол, ну чего, и сколько вообще заплатишь? А он говорит – сейчас, возле кладбища остановим, И не спеша решим. И поехал по трассе. И она таращилась из окна на серую ленту дороги, И дома вдоль дороги с надписью «Продаётся» И на пустые скамейки на остановках, И вот они затормозили возле старого кладбища. Он говорит ей: «Ну чего, давай раздевайся. Неудобно, конечно, зато здесь безлюдно. Я вообще не люблю кладбища, только Ваганьково. Там Высоцкий потому что, я был там однажды». И она, наконец, взглянула ему прямо в глаза И дальше, естественно, он пожалел, что связался. Ведь прошло уже двадцать четыре минуты из неоплаченной вечности, А она всё рассказывала и рассказывала. Как на Ваганьково сходит лёд в самом начале марта Над могилами тех, кто уже не поедет по трассе, Она сыпала незнакомыми именами как заклинаниями – Райх, говорила она, Мейерхольд, Турбина, колумбарий. И он не мог уже слушать про все эти кости и смерти, И он махал руками, как будто слетелись пчёлы, И он просил замолчать её, но было поздно, Потому что она уже перешла к чтенью «Чёрного человека». ...дальнобойщик поехал в церковь и страстно молился. Потому что с поэтами каши, как видно, не сваришь. Потому что их точат лишь гадкие грязные мысли.. Потому что они по весне ищут там, где другие теряют.


Фридрих Чернышев

***

женщины в возрасте от 15 до 45 подвергаются большему риску насилия дома в семье или на улице чем риску рака или автомобильной аварии от секса женщин умирает больше чем от войны от того что называют сексом хуй выстреливает чаще ружья хуй опасней пьяного за рулем или сломанного светофора его нельзя заменить игрушечным как автомат мальчику из деревни (заменить его игрушечным стыдно или дорого или и то и то одновременно) тем двум явно не хватало оружия поэтому они пошли грабить сексшоп чтобы не портить статистику соревнований с войной и когда мы держимся за руки и не убиваем друг друга нас убивают за то что мы их разоружаем


Дмитрий Плахов

***

диоген переплыл байкал в омулевой бочке но увидев огни иркутска пошел на север он решил достигнуть эвклидовой крайней точки и обрушить сервер только чуть обсох и опять ангара по грудь у истоков лены в горах повстречал доцента от него узнал где структуры АО "Росртуть" строят дата-центр

вправо влево глянь всё графические полигоны счёт-фактуры реальности выпуклы и слоисты в кабинетах хрустальные сисадмины-дроны терракотовые программисты

там потешут гостя коленями и локтями эвенкийские девы раскосые без прелюдий телеса небес напластованными ломтями подадут на блюде

отрекись подношений ладана смирны злата будь закрыта хламидой менада или монада не ведись диоген не своди очей с циферблата не ведись не надо

затуши фонарь отыщи ярангу из красной ртути неприметный вход прореха в монтажной пене тишина внутри и в яслях младенец путин вот туда тебе диогене


Андрей Чемоданов

***

я говорил что я черный кот и вот я белый зомби окучивающий плантации О.О.О. если бы мог то бы сделал наколку: шедевры дизайна белые стены белые дырчатые потолки белые жалюзи белые дверные ручки серые дверные ручки черные дверные ручки синезеленые дверные ручки серобуромалиновые дверные ручки никелированные дверные ручки дверные ручки сделанные под дуб такие пропускные системы сякие пропускные системы эдакие пропускные системы неистощимые в идиотизме пропускные системы толстожопые охранники безжопые менеджерессы жополикие боссы жопобюстые кладовщицы – весь филейный ассортимент офисного мяса и – пару раз в месяц – еще одна пригоршня порошка зомби – плата за пять из семи под наколкой подпись: "то что меня сгубило"


Александр Дельфинов

***

Заблудился в "Икее" Пошёл направо - в зеркале отразился Пошёл налево - очутился в комнате с чёрными стенами Ни окон, ни дверей, ни людей А за ней ещё комната с красными стенами А за ней ещё комната с белыми стенами Все как настоящие Только ненастоящие Кажется, я тоже ненастоящий Руки модели "Хугин" по 30 евро штука Ноги модели "Мунин" по 40 евро штука Жопа модели "Ёрмунганд" тянет на полтос Есть вариант подешевле - дизайн попроще Ищу хорошую голову - что-то не нахожу Заблудился в торговых залах Ух, запыхался, присел на диванчик Модель "Иггдрасиль" Сколько я здесь уже нахожусь? Кажется, мы приехали вместе с друзьями Помню весёлый смех их "Давайте только по-быстрому пробежимся!" "Терпеть не могу эти походы за покупками!" "Пришли как будто на молитву в храм!" Где они теперь, друзья потребительской юности? По вере своей получил каждый Все растворились в немигающем свете Светильников модели "Скинфакси" Один одинёшенек я остался Надо найти сотрудника или сотрудницу У них такая жёлтая униформа Такие понимающие взгляды Такие странные имена на бэджиках Локи, Фрейя, Сигурд, Хольда Да где же они все? Встал, прогулялся между шкафами Модель "Нагльфар" - из ногтей мертвецов Модель "Скидбладнир" - вроде до потолка А можно сложить и в карман спрятать Хэй, чёрное сердце дракона (моё) Ядом сладчайшим поите (меня) Крепче свяжите невесту (мою) Выройте глубже могилу (мне) Прилёг, приложил ухо к холодному полу Тихо Ни шагов, ни голосов, ни стуков Как же мне выбраться в кассовый зал? Или хотя бы в столовую Хочется есть Выпить глоток воды Сколько я здесь уже блуждаю Вот зеленоватого стекла стакан Модель "Квасир" - чтобы крепче квасить Да нечем наполнить Вот тарелка, украшенная розовыми коровами Если прищуриться - будто кровью наполнена Модель "Аудумла" - чтобы плотно набить живот Да неоткуда взять мяса и овощей Хоть бы солёного льда полизать! Заблудился в стерильном Срединном мире Сам - усреднённый человек Модель "Аск_Эмбла" идеально политкорректна Пахнет ясенем и ольхой Цвет глаз по выбору покупателя Половые органы по выбору покупателя Набор личных впечатлений по выбору покупателя Только никто ничего не покупает Никто ничего не рекламирует Как же мне выбраться в кассовый зал? Заблудился в уютном железном лесу Выставка - всё для домашнего мастера Молоток модели "Мьёллнир" - с каждым ударом на мысль меньше Электродрель "Гунгнир" - пробивает дыры в сердце до самых пят Откуда-то вновь ощущаю силы Как-то настроение резко улучшилось Ладно, ещё поброжу, поищу выход Может быть, вспомню, что я хотел купить



Евгений Мякишев

***

Любовь

Зубами длинными сверкая,

Бредет любовь тропинкой узкой.

Она хромая и слепая -

И потому зовется русской.

В одной руке сжимая клюку,

В другой - пеньковую удавку,

Босой плюсною давит клюкву,

Цветочки хилые да травку.

И коль повеет русским духом

В глухих чащобах и низинах -

Тотчас она укроет пухом

Ловушки на своих тропинах.

Силки расставит и капканы

И, притворившись безобидной,

Развеет ложные туманы

С кривой улыбкою бесстыдной.



Андрей Родионов

* * *

В старом пятиэтажном доме Живет одинокая стареющая блядь - Бывшая учительница литературы По прозвищу Порванная Тетрадь.

Ее так прозвали за то, что она Любила тетради рвать детям При проверке домашних заданий, и ничего Нельзя было поделать с этим.

Она придумывала названия сочинений На разные неподходящие темы: "Секс и мыло в произведениях Тургенева", Или "Что думал Онегин про кремы?"

Лишь тот, кто читал Зигмунда Фрейда Мог понять, что за вздор она мелет. Что за потоками ученого бреда Скрывались мечты о сексе, о ебле.

Неудовлетворенная неврастеничка Убивала интерес детей к литературе. В нашем классе недаром столько отличников Было по физкультуре!

Порванная Тетрадь была уволена Пришедшим на работу новым завучем. Темы сочинений изменились в лучшую сторону, Потому что новая учительница была замужем...

Школу она вспоминает редко, Она не любит о ней вспоминать. Как говорят психологи, "сломанная ветка", "Сломанная ветка", или "порванная тетрадь"!



Олег Бабинов

***

Ярославль

Ластик, ластик, поддавастик! Ты затри на небе солнце, а не то придут татары нашей кровушкой напиться,

нашей кровушкой напиться, нашим горюшком умыться, с нашей бабушкой прилечь на растопленную печь.

Я влюблён, как ниотсюда головою в облаках, и хожу, как колокольня, озираюсь, как оглобля, как над бурными волнами озирается маяк.

Ластик, ластик, сладострастик! За тобой придут татары, я их вылепил из снега - лица выйдут из него.

Мне нельзя тебя любить, так любить, как чистить зубы, так любить, как я - никто.

Ластик, ластик, яросластик, помоги мне затереться серым пятнышком пальто.



Лев Колбачев

***

вот идет графоман идет навстречу например графоман а мне все такие это же гений гений

а вот идет гений идет мимо например гений мастер слова а мне все такие это же графоман бездарь

или вот бывает стоит мудак стоит и стоит мудак и мудак а мне все такие это тонкий ценитель модный культуртрегер да вообще главный редактор

начинаю что-то подозревать

и вот лежит например поэзия лежит такая русская такая современная такая поэзия ну и пусть себе лежит

другой бы изнасиловал а я лишь пнул ногой



Андрей Пермяков

***

Ржев-Торжок

Патриарх Иов родился около 1525 года в Старице в семье посадских людей.

(Подпись в музее)

Снежноягодник подле железной дороги растёт,

и пузыреплодник ещё.

Поезд медленно, как ежегодник течёт —

вагончики наперечёт.

Облако медленно подле железной дороги течёт,

как неприметное слово.

Маленький ветер полынное облако бьёт,

маленький ветер круглое облако пьёт,

а облако снова.

Холодно, правильно, сонно, немного сыро.

Поезд старинный ещё, зелёный.

Воздух до самого поезда пуст.

Нежность к вещам и событиям мира

становится более укоренённой,

нежели мёрзлый куст.

Странное медленно-медленно подле железной дороги течёт,

как высыхает хлеб.

Снежноягодник очень похож на перемороженный лёд,

а пузыреплодник нелеп.

Холод, терпение, серая глина, весна,

всё, что поздно, и то, что звёздно,

звучат, точно рыбы глядят со дна.

Звенят, но грозно.

Облако более не плывёт — летит.

А поезд плывёт

в холод, пузыреплодник и прах.

Справа, где горка, за ними следит,

справа, где горка, посохом чертит лёд

Иов. Не патриарх.

Запрещено для детей. 

forbiddenforchildrenmagazine@gmail.com.

Россия Москва-СПб. 

  • Черный Amazon Иконка
  • Black Vkontakte Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon

Основной графический стиль издания - отсутствие какого-либо стиля вообще. Есть только два основных дизайн элемента идентифицирующие журнал - это плашка "Запрещено для детей" на обложке издания и "лого" на полосах журнала в левом или правом верхнем углу. Подход к дизайну страниц зависит от содержания располагаемого текста и автора, то есть подход к материалу индивидуальный. Привязки к шрифтам никакой нет. Полная свобода выражения. По большому счету всё пропускается через призму иронии. 
В целом весь журнал - постмодернизм во все поля. (Вова Лупандин) 
Основная концепция журнала - здесь и сейчас, пофигу какое место это занимает в литературном процессе. (Виктор Дробек)
бывает, поэт с именем и всякими регалиями пишет казалось бы ебанину, но ебанину крутую и прикольную (Лев Колбачев)

Дисклеймер-мантра

В Н И М А Н И Е! Сайт запрещен для прочтения. Тут сплошной мат.

 Любой желающий может распечатать PDF и дарить людям. Запрещено для детей и взрослых нарушать авторские права. Все права принадлежат их авторам. 
Редакции и администрации тут нет, "тут нет" не несет ни за что ответственности - сажайте в тюрьму самих авторов, если они будут оскорблять ваши религиозные чувства, призывать к экстремизму и долбиться в жопу в общественных местах.
С уважением,
Тут Нет.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now